Однопроцентное представительство? К вопросу о цензе для подачи акционерами иска о взыскании убытков с директора корпорации - Новости - Инфралекс

Однопроцентное представительство? К вопросу о цензе для подачи акционерами иска о взыскании убытков с директора корпорации

30.01.2019
Известное дело о взыскании убытков с кандидата в президенты Павла Грудинина поставило интересный правовой вопрос о цензе для подачи миноритариями иска о взыскании убытков с директора корпорации. Рассказывает адвокат "Инфралекс" и представитель господина Грудинина Сергей Шумилов.
Теория представительства, последовательно реализованная в ходе реформы ГК и корпоративного права, утверждает: акционер, обращающийся в суд с косвенным иском, выступает в интересах юридического лица и потому считается его представителем. Такой подход был закреплен в п. 10 ППВАС от 30.07.2013 № 62, затем в 2014 году в ГК (п. 2 ст. 53, п. 1 ст. 53.1, п. 1 ст. 65.2 ГК). Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 прямо говорит, что участник корпорации, обращающийся в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков либо об оспаривании сделок, «в силу закона является ее представителем», а материально-правовым истцом по делу выступает корпорация (п. 32).

На практике возник вопрос, как такое представительство соотносится со специальными нормами, устанавливающими для акционеров ценз – минимально необходимое количество акций, дающее право на обращение в суд? Ценз в 1% предусмотрен Законом об АО как для оспаривания экстраординарных сделок, так и для требований о возмещении убытков. И если для оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью правило об 1% голосующих акций, необходимом акционерам для обращения в суд, действует только с 1 января 2017 года, то для иска о возмещении убытков ценз в 1% установлен давным-давно. Он закреплен в п. 5 ст. 71 Закона об АО, который в этой части не менялся.

Об убытках и пойдет речь: проблемы стали актуальными в связи с нашумевшим иском миноритарных акционеров к Павлу Грудинину о возмещении ЗАО «Совхоз имени Ленина» убытков в размере около 1,2 млрд руб. (дело № А41-89503/2018). Выступая адвокатом Павла Грудинина, я увидел в деле не только практический, но и научный интерес. Без сомнения, данное дело привлекает внимание не только размером исковых требований и фигурой ответчика, но и рядом теоретико-правовых вопросов, которые оно ставит перед экспертным сообществом. От ответов на них будет зависеть, какие права окажутся в итоге у миноритарных акционеров и какими будут последствия для крупных корпораций.

Полная версия материала на "Закон.ру"
Поделиться